creationist.ru / 27 публикаций / 46 коммент. / подпишись на rss!

Макароны в голове

Традиции, в общем случае — хорошее дело, а хорошие традиции, сами понимаете, и того лучше. В этом смысле на «Ленту.ру» всегда можно положиться. Вот и в этот раз она порадовала «интервью с австрийцем с дуршлагом на голове«. Новая заметка будет называться «Макароны в голове», перекликаясь, таким образом, с другим моим анализом лентовского интервью — «Каша в голове».

Как всегда, я предлагаю вам сначала ознакомиться с оригинальным интервью — это должно занять у вас не больше 15 минут. Почему я решил остановиться на этом ничем особенным не выделяющемся разговоре с никому неизвестным австрийцем? Дело в том, что в последнее время в Сети я то и дело натыкаюсь на, скажем так, рядовых борцов с религией (далее РБСР) вообще и с креационизмом в частности. За их количеством постепенно принимает очертания качество всего этого движения и вот об этом самом качестве я и хотел бы с вами поговорить. Итак, настало время познакомиться:

Австрийца Нико Альма еще пару месяцев назад знали только друзья, коллеги по работе и члены местной организации, борющейся против религиозных привилегий. Все изменилось после того, как 12 июля этого года Нико поставил точку в истории трехлетней тяжбы с властями за право сфотографироваться на права с дуршлагом на голове.

До сих пор в Австрии головные уборы на фото могли носить только последователи религиозных учений. Для того чтобы воспользоваться той же привилегией, убежденный атеист и борец за справедливость Альм назвался пастафарианцем (игра слов «растафарианство» и «паста» — прим. автора), последователем церкви Летающего спагетти-монстра, а дуршлаг — частью обязательного одеяния представителей этой религии. После долгой бумажной волокиты и проверки у психиатра Нико, наконец, получил заветный ламинированный документ.

Перед нами — портрет современного борца со всем подряд, что имеет хоть какое-нибудь отношение к религии, пусть даже это отношение существует исключительно в голове нашего борца.

Обратите, пожалуйста, внимание на то, что вызвало такую бурную реакцию Нико и его друзей и на то, какой путь они выбрали для «борьбы» с этой вопиющей несправедливостью. Казалось бы, трезвомыслящий человек, занятый на тяжелом поприще демонтажа «религиозных привилегий», мог бы бороться либо за отмену разрешения фотографироваться в головных уборах, либо попытаться распространить это разрешение на всех граждан Австрии без разбора. И в том, и в другом случае привилегия (кажущаяся или нет) перестала бы существовать, по крайней мере, в глазах Альма сотоварищи.

Но нет, они выбрали самый нелепый из всех возможных путей: они решили поиграть «в церковь». А что? Раз уж «им» можно, то и мы тоже будем такими, как «они», и тогда… А что тогда? Тогда наши «члены местной организации, борющейся против религиозных привилегий» автоматически оказываются в той самой категории людей, с привилегиями которых они вроде бы пытаются бороться. Кажется, ребята не до конца продумали свои ходы… Вы можете возразить в том духе, что они, мол, хотели продемонстрировать «абсурдность» существующих порядков. На мой взгляд, уже на первом этапе они скорее демонстрируют абсурдность своего восприятия проблемы и вытекающего из этого способа ее решения. Дальше, как говорится, больше:

То есть, идея изначально была в том, чтобы поднять проблему особого рода дискриминации?

Дело в том, что в Австрии религия играет значительную роль в политике, и до сих пор у адептов религии есть определенные привилегии, которыми обладают не все; также на социальном уровне существует серьезная дискриминация неверующих — таких, как я. Вместе с другими такими же людьми я пытаюсь обратить общественное внимание на эти привилегии. Несправедливо разрешать носить что-то на голове по религиозным соображениям и запрещать это тем, кто не верит. Лично меня это не задевает, мне все равно, но это маленькая дискриминация, на которую, на мой взгляд, необходимо было обратить внимание, что я и сделал.

Очень надеюсь на то, что тут у нас все нормально с переводом, потому что в этой мешанине людей с лошадьми, которую выдал нам Альма, разобраться с первой попытки довольно тяжело.
Видите ли, политика — она на то и политика, чтобы представлять арену для столкновений интересов различных групп граждан. При условии, что все игроки на этом поле придерживаются общих для всех правил игры, такие столкновения в идеале позволяют найти баланс между интересами и устремлениями этих групп.
Поэтому, не «религия играет значительную роль в политике», а религиозные граждане Австрии имеют свое лобби в политических кругах — их интересы защищают выбранные ими представители. Поскольку нормальные граждане нормального государства не только платят налоги, но и участвуют в политической жизни своей страны, то вполне естественно, что некоторые группы, обладающие наибольшим влиянием, так же могут пользоваться и определенными привилегиями.
Таким образом, попытки Альма как-то исключить его верующих сограждан из политической жизни страны отдают вопиющей правовой безграмотностью и откровенным неуважением к своим согражданам.

Очень жаль, что мы не услышали подробностей относительно «серьезной дискриминации неверующих» — можно предположить, что Альма сотоварищи не сильно задумывались над этим — ведь в борьбе с религией разум не особо нужен — главное, чтобы не угасало пламя, зовущее на борьбу с несправедливостью! Так что совершенно неудивительно, что и тут нашего борца переиграли — словами самого Альма:

…[я] никогда и не думал, что это фото попадет на водительские права.

Неужели?

Я этого не ожидал и не верил, пока не увидел своими глазами. Это было глупо, и с чего бы им разрешать мне фотографироваться в таком виде на права? Вообще я хотел получить письменный отказ, где было бы черным по белому написано, что такое фото недопустимо; и тогда бы я преподнес это как факт дискриминации.

О, это сладкое слово «дискриминация»! В современной Европе, стоит только показать, что тебя дискриминируют и всё — доводы рассудка тут же перестают действовать на всех вовлеченных в увлекательный процесс навязывания воли «угнетаемого» меньшинства ни о чем не подозревающему большинству. В этой связи я очень рекомендую к прочтению книгу Мелани Филлипс под названием «The World Turned Upside Down«. Я не могу не отметить дальновидность австрийских властей, не пошедших на поводу у очередного провокатора, которым, по сути, и выступил здесь Альма. Пока же заметим одну особенность мышления нашего типичного РБСР: привилегии каждой группы граждан надо тщательно подсчитывать и кричать «Караул!», если у одной их оказывается больше. Права? Обязанности? Никого не интересуют! Главное, чтобы привилегий всем было поровну, ну или (на крайний случай) их было больше у того, кто занят их подсчетом.

Я занимаюсь этим уже два года, я считаю это политической инициативой за четкое разделение церкви и государства. И я не один — есть и другие небольшие организации, пытающиеся достичь того же, а случай с дуршлагом — лишний фактор, привлекающий внимание к этой теме.

Помимо уже упомянутого правого нигилизма, здесь четко прослеживается еще один характерный аспект мышления РБСР — широкое использование блоков-лозунгов. А что? Очень удобно — другие борцы понимают тебя с полуслова, правда, плохо себе представляют специфику проблемы, но этого ведь и не требуется — если процедура определения «свой-чужой» дает ожидаемый результат, то все остальное уже не так важно. При чем здесь разделение церкви и государства? Как он себе это разделение представляет? Ответы на эти вопросы требуют от РБСР таких интеллектуальных усилий, на которые наш средний борец с религией, похоже, не способен.

Все СМИ указали, что на мне был дуршлаг по религиозным соображениям. Это был не цветочный горшок, не просто смешной головной убор — я надел именно то, право на что я так долго добивался носить в религиозных целях. До сих пор многие люди и издания убеждены, что это чудачество, потому что церковь Летающего спагетти-монстра не традиционно учрежденная религия и это, конечно же, стеб над религией.

Инфантильность мышления некоторой части РБСР поражает своей… глубиной, если такой эпитет здесь вообще применим. В их представлении, верующие люди, по всей видимости, заняты в такой странной игре — они специально одеваются и вообще ведут себя так, чтобы «постебаться» над неверующими. А в системе координат инфантильного мышления такое не может оставаться безнаказанным…

Почему именно пастафарианство? Почему бы не придумать что-нибудь свое, барбекюдаизм или соянтологию? Зачем брать что-то существующее и адаптировать под себя?

Потому, что пастафарианство проделало то же самое, что и я, но по другой причине: в 2005 году в Соединенных Штатах обсуждалось преподавание креационизма в школах, а в Канзасе уже переходили от слов к делу. Это просто абсурд, ведь нельзя сравнить дарвинизм с теорией разумного начала: первое — научное, рациональное умозаключение; креационизм же основан на мифах и сказках, у которых с наукой нет ничего общего. Бобби Хендерсон сказал: «Хорошо, если хотите преподавать религию в школе, тогда я просто-напросто создам свою религию, и пусть ее преподают наравне с остальными», вот чего он добивался. Конечно, Летающего спагетти-монстра не проходят в школе — оно и к лучшему, потому что это методы церкви — придумывать истории, выдавая их за священные.

Да-да, в арсенале лозунгов любого уважающего себя РБСР обязательно найдется место следующим несложным «истинам»: «дарвинизм — это наука», «креационизм — это религия», «религия — это сплошь мифы и сказки», «наука — это только твердо установленные факты» и еще несколько в том же духе. Как видите, оперирование этими лозунгами не вызывает у РБСР сколько-нибудь серьезного умственного напряжения. Демонстрация на «отлично» вызубренных «истин» проходит по заранее определенному сценарию, одновременно показывая всему свету, что наш РБСР совершенно не понимает, о чем он говорит. Перспектива услышать другую — противоположную его точке зрения — версию, приводит РБСР в состояние крайнего дискомфорта, и только близкие его сердцу лозунги (желательно, повторенные вслух) в состоянии хоть как-то утешить нашего борца и вернуть его мышление в привычный круг стереотипов и идей.
Не могу пройти мимо другой иллюстрации к инфантильно-истерическому подходу к решению проблем, постоянно демонстрируемому РБСР — практически полное отсутствие своих оригинальных идей: «Вам можно что-то там носить на голове?  И мне тоже можно будет!», «Вы хотите рассказывать ваши «сказки» в школе? Тогда я тоже буду рассказывать «сказки» там же, но свои!». Комментарии, на мой взгляд, здесь не требуются.

Помогает ли история с дуршлагом в том, чего ты хочешь добиться в политике?

Помогает и мешает одновременно. Она выносит проблему на публику — люди видят ее и реагируют, но, с другой стороны, есть и такие, кто говорит: «Он это не всерьез, только прикалывается, он просто фрик. Я бы прислушался к этим идеям, если бы не этот ненормальный». Есть два типа людей и два вида реакции. В целом, мне нравится этот резонанс, думаю, от него больше пользы, чем вреда.

Это точно, на мой взгляд, пользы от этого резонанса гораздо больше, чем Нико себе представляет…

Получил ли ты признание благодаря всему этому вниманию и соцсетям? Тебя узнают на улице?

Всего один раз на улице ко мне подошел незнакомый парень и спросил, где теперь дуршлаг — сейчас, кстати, это первый вопрос, который мне задают: «Что стало с дуршлагом?»

Да, Нико, меня тоже очень интересует тот же вопрос — где друшлаг? Почему мы не видим его на твоей голове — ведь ты три года боролся за право его носить по религиозным соображениям?

Пора, кажется подводить итоги. У нас имеется человек, который, объявив себя последователем вымышленной религии, добился своего и получил водительские права с фотографией дуршлага на голове. Дуршлаг был объявлен необходимой деталью одежды последователей этой самой религии. Является ли наш «герой» на самом деле пастафарианцем? Ответ, я думаю, очевиден. Носит ли он дуршлаг на голове, как от него «требует» его «религия»? Нет, как это понятно из его же собственных слов.
Вывод из всего этого прост: Нико Альма, мягко говоря, обыкновенный обманщик, а все рукоплескающие ему — по меньшей мере его соучастники. Друшлаг и макароны как нельзя лучше подходят в качестве символов того, что творится в голове нашего РБСР — причудливое переплетение реальности с фантазиями, стереотипов с откровенной дезинформацией, обильно сдобренное плохо скрываемой неприязнью к верующим — вот такой портрет мышления борцов с религией образца начала XXI века рисует нам это  коротенькое интервью.

2 комментария

  1. Артём ( KKND_4936 ) — 10/10/2015 #

    Самое удивительное, что «макароны в голове» — это прямо-таки диагноз, который можно поставить большинству атеистов. На любой рациональный аргумент они придумывают с десяток иррациональных контраргументов и при этом упрямо игнорят научный метод, а доказывать свой тезис иначе, как ссылками к «макаронным монстрам» и прочим воображаемым существам не умеют.

    Предположим, что в какой-то точке координат в космосе имеется вероятность нахождения астероида. Что бы понять, истинна ли эта гипотеза, нужно отправиться туда и проверить. Если эмпирические данные докажут наличие астероида, она верна. А коль нет, то можно заключить, что по крайней мере в этой части пространства никаких астероидов нет. Но покуда не будут присутствовать эмпирические данные, подтверждающие любую из крайних точек зрения, позиция учёного должна быть агностической и, ввиду самого характера науки, допускать возможность получения новых данных, которые могут изменить наш взгляд относительно данного вопроса. Интересно: на каких основаниях, в таком случае, строят свою философию атеисты ? Данных нет, а утверждение есть. Не фанатизм ли ? Некоторые скажут, что по критерию К. Поппера всё, что не изучено, предполагается отсутствующим. Но тогда я сомневаюсь, что они вообще имеют понятие о данном критерии. Ведь если всё неизвестное отсутствует, тогда они, сами того не подозревая, отрицают науку, т.к. наши знания окажутся абсолютными, раз уж неизведанного нет. Это просто аннулирует предмет естествознания и сделает его бесполезным… А значит мы имеем дело с болезнью, поразившей весь стиль мышления оппонетов. Факт состоит в том, что даже если бы у креационистов ( не важно, сторонников ли эвословия, младоземельцев, или «ID» ) не было аргументов, тогда в отношении вопроса о бытии Бога можно было бы занимать лишь агностическую позицию, т.к., ввиду постоянной неполноты знаний, даже если бы Его и не было, то никто об этом никогда не узнал. По тому же Карлу Попперу, наука — это поиск правдоподобности, в чём исторически мы убеждались не раз, когда научная картина мира сменялась. Было дело, механическому взгляду на мир был противопоставлен электромагнитный. А теперь две взаимоисключающие модели объединились в одну и мы знаем, что материя имеет как дискретные, так и континуальные свойства одновременно. Каковы гарантии, что мы уже завтра неожиданно не получим новые данные, которые опровергнут даже интерпретации, которые считаются теориями ? Я знаю, что я ничего не знаю. Атеисты же верят в свои знания, но на деле даже не потрудились их получить. 1) Эмпирические данные опровергли стационарную модель Вселенной ? Они придумали осциллирующую. Пульсирующая оказалась ложной ? Они согласились, что материя таки возникла в определённый момент, но придумали «естественное зарождение» из квантового тоннеля, ведущего в какие-то неизвестные нам измерения. 2) Мы наблюдаем антропный принцип ? Они твердят, что причиной сему есть наличие альтерверсума ( интересно: а камень с иероглифами, найденный в какой-то пустыне, они тоже припишут «подходящей Вселенной», а не разуму ? ). 3) Мы не знаем, как возникла жизнь ? Значит, многие скажут, что имела место быть панспермия. Т.е., фактически «свалилось с неба».

    И так по всем ключевым вопросам… И всюду какие-то метафизические, начисто лишённые оснований, гипотезы. Театр абсурда. «Макароны в голове.»

    «В мире безумия, в мире иллюзий
    Много прекрасных лиц, но закрытых глаз.»
    ( Группа «Глас вопиющего» )

  2. Андрей Брижинёв — 12/10/2015 #

    Очень точно подмечено про «всюду какие-то метафизические, начисто лишённые оснований, гипотезы». Все встанет на свои места, если признать, что атеизм — это одно из довольно примитивных верований. У атеистов при этом начинаются судороги по всему материалистическому сознанию, но именно так можно объяснить то место, которое занимает непроверяемое (метафизическое) в их картине мира. Я назвал атеизм «примитивным верованием» потому что мало кто из атеистов утруждает себя глубоким анализом своих убеждений — отсюда и иррациональность контраргументов в добавок к прямо-таки религиозному избеганию всякого знакомства с точкой зрения оппонента.

Оставить комментарий или два

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.